Купить квартиру в Омске - Решение от 19.07.2010 г. по делу о признании недействительными в части договор дарения жилого помещения, записи в ЕГРП о праве собственности на него, применении последствий недействительности сделки
Агентство по срочной покупке и продаже квартир +7(3812)  213-006
606-909
email: epl@list.ru
skype: monolit26
саморегулируемая организация Профессиональные риэлторы Омской области



12.10.10

Решение от 19.07.2010 г. по делу о признании недействительными в части договор дарения жилого помещения, записи в ЕГРП о праве собственности на него, применении последствий недействительности сделки

Решение от 19.07.2010 г. по делу о признании недействительными в части договор дарения жилого помещения, записи в ЕГРП о праве собственности на него, применении последствий недействительности сделки

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации


Октябрьский районный суд г. Омска

в составе председательствующего судьи Огарь Н.И.

при секретаре Московенко Ю.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании 19.07.2010 г.

дело по иску Озниева Х. А. к Хабиляевой Т. Я. о признании недействительными в части договор дарения жилого помещения, запись в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности на жилое помещение, применении последствий недействительности сделки в части,
У С Т А Н О В И Л: 
Озниев З.А. обратился в суд с иском. В ходе судебного разбирательства требования дополнил, от части исковых требований отказался. Просит признать недействительным договор дарения от 2005г. в части перехода права собственности ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске от Озниева Х.А. к Хабиляевой Т.Я.; 

признать недействительной государственную регистрацию перехода права собственности ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске от Озниева Х. А. к Хабиляевой Т.Я.;

применить последствия недействительности договора дарения от 2005г. в части:

возвратить в собственность Озниева Х. А. ½ долю в праве общей долевой собственности на квартиру дома по проспекту К. в г. Омске.

В обоснование заявленных требований Озниев З.А. указал, что с 1992 г. до 2010 г. он состоял в браке с Хабиляевой Т.Я. В период брака по договору купли-продажи ими приобретена кв. в доме по Пр-ту К. в г. Омске, которая оформлена на его имя. В 2005 г. между ним и ответчицей Хабиляевой Т.Я. был заключён договор дарения, по которому указанная квартира перешла в собственность Хабиляевой Т.Я. На имя Хабиляевой Т.Я. проведена государственная регистрация перехода права собственности на жилое помещение.

Фактически договор дарения квартиры не был исполнен дарителем и одаряемой, ответчица в дар квартиру не принимала, а он не передавал, он продолжает проживать в квартире и нести бремя собственника жилого помещения.

Договор дарения является мнимой сделкой, т. к. был совершён без намерения создать соответствующие правовые последствия в виде возникновения у ответчицы права единоличного собственника на жилое помещение.

Кроме того, сделка совершена под влиянием обмана со стороны Хабиляевой Т.Я. Последняя убедила его заключить договор дарения для того, чтобы он мог получить компенсацию от Правительства Республики Чечни за повреждение квартиры, принадлежащей ему на праве собственности в г. Г. по ул. К./ М., д., кв.. Хабиляева Т.Я. утверждала, что компенсацию можно получить только в случае, если у него в собственности будет находиться одна квартира. Это было причиной заключения договора дарения квартиры. Впоследствии обнаружил, что в договоре купли-продажи от 1994 г., по которому он продал квартиру в доме по ул. К./М. г.Г. Т.Я., являющейся родной сестрой Хабиляевой Т.Я., подпись от его имени подделана. Об этом знала Хабиляева Т.Я. на момент дарения спорной квартиры, как знала и том, что компенсацию за разрушенное жильё он не сможет получить.

В связи с отказом Озниева З.А. от части иска определением суда от 19.07.2010 г. производство по делу в части прекращено.

В судебном заседании Озниев З.А. и его представители Байрамов Н.М. и Метелёв А.Г. иск поддержали.

Хабиляева Т.Я. судебное заседание не явилась, о времени и месте судебного разбирательства извещена надлежащим образом. По существу иска допрошена в порядке судебного поручения.

Представитель ответчицы Забуга Е.Е. с иском не согласен. Заявил о применении к исковым требованиям истца последствий пропуска срока исковой давности для обращения в суд.

Представитель третьего лиц Управления Росреестра по Омской области в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещён своевременно.

Выслушав истца, представителей сторон, показания свидетелей, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что Озниев З.А. и Хабиляева Т.Я. состояли в зарегистрированном браке с 1992 г. до 2010 г.

В период брака ими приобретена квартира в доме по проспекту К. в г. Омске по договору купли-продажи от 2005 г., право собственности на квартиру оформлено на Озниева З.А.

В 2005 г. Озниев З.А. подарил указанную квартиру Хабиляевой Т.Я., что подтверждается договором дарения от 2005 г.

В 2005 г. проведена государственная регистрация права собственности на квартиру на имя Хабиляевой Т.Я.

В соответствии со ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передаёт или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признаётся дарением.

Согласно ч.1 ст.34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

В силу ст.209 ГК РФ право пользования, владения имуществом является вещным правом и принадлежит собственнику.

Собственник осуществляет право пользования и владения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии его назначением (ч.1 ст.288 ГК РФ).

Спорная квартира, как нажитое в браке имущество, являлась совместной собственностью супругов. Поскольку доли супругов в общем имуществе не были определены, они являлись равными (ч.1 ст.39 СК РФ).

При заключении договора дарения Озниевым З.А. квартиры в доме по проспекту К. в г. Омске супруге Хабиляевой Т.Я., ½ доля в квартире перешла в её собственность в качестве принадлежащей ей в праве общей совместной собственности доли. От требований об оспаривании ½ доли в указанной квартире , принадлежащей Хабиляевой Т.Я. и возникшей из режима общего имущества супругов, истец в судебном заседании отказался. Определением суда от 19.07.2010 г. производство по делу в этой части прекращено.

Передача по договору дарения ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске, принадлежащая Озниеву Х.А., от последнего к Хабиляевой Т. Я. носила мнимый характер.

В соответствии с ч.1 ст.170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Судом установлено, что договор дарения от 2005 г., в части перехода права собственности ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске от Озниева Х.А. к Хабиляевой Т. Я., совершён для вида, без намерения создать соответствующие ему правовые последствия, т.е. в части является мнимой сделкой.

При заключении договора дарения от 2005 г. сделка в части формально соответствовала закону, однако действительная воля сторон не соответствовала их волеизъявлению.

На момент заключения договора дарения Озниев Х.А. к Хабиляева Т. Я. состояли в браке, проживали совместно и совместно пользовались общим имуществом, нажитом в браке. Озниев Х.А. не имеет иного жилья, от прав на спорное жилое помещение не отказывался, был намерен проживать в данной квартире вместе с семьёй.

Квартира в доме по проспекту К. приобретена по договору купли-продажи от 2005 г. на денежные средства от продажи квартиры в доме по ул. И. в г. Омске, также нажитой сторонами в период брака, что стороны в судебном заседании не оспаривали. Спорная квартира приобреталась для проживания семьи. Указанные обстоятельства подтверждаются пояснениями истца Озниева Х.А. о том, что намерения отчуждать долю в квартире у него не было, из квартиры он не должен был выезжать, и не предполагалось, что он выедет из неё. При заключении договора дарения между ним и Хабиляевой Т. Я. было соглашение о том, что он фактически останется собственником квартиры и будет в ней жить до пенсии, в Омской области он проживает с 1986 г.

Не соответствие действительной воли Озниева Х.А. и его волеизъявления на отчуждение принадлежащей ему ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. по договору дарения супруге подтверждается и показаниями Хабиляевой Т.Я., допрошенной в порядке судебного поручения 14.07.2010 г. районным судом г. Г.

Так, из пояснений Хабиляевой Т.Я. следует, что её бывший супруг Озниев Х.А. играет в азартные игры, имеющиеся у него долги погашали за счёт продажи общего имущество, в связи с указанными обстоятельствами она настояла на том, чтобы спорная квартира была переведена на её имя, т.к. присутствовала угроза остаться без жилья.

Озниев Х.А. скрытно от неё пытался продать спорную квартиру, и это обстоятельство заставило её принять меры к тому, чтобы Озниев Х.А. переоформил квартиру на неё. Эти меры принимались с обоюдного согласия и только с целью сохранения жилья для семьи.

Таким образом, из пояснений Хабиляевой Т.Я. следует, что квартира была переоформлена на неё формально, поскольку она и Озниев Х.А. состояли в браке, совместно пользовались жилым помещением и продолжали им владеть, пользоваться распоряжаться совместно с момента её приобретения по договору купли-продажи от 2005 г. вплоть до расторжения брака в 2010 г.

Озниев Х.А. также пояснил, что договор дарения заключил для вида с той целью, чтобы он мог получить компенсацию от Правительства Республики Чечни за разрушенную в ходе боевых действий квартиру, принадлежащую ему на праве собственности в г. Г. по ул. К./ М., д., кв.. Хабиляева Т.Я. утверждала, что компенсацию он сможет получить, если у него в собственности не будет другого жилья. Он верил супруге, и это обстоятельство было единственной причиной заключения договора дарения квартиры.

Факт заключения истцом договора дарения от 2005 г. с последующей целью получения компенсации от Правительства Республики Чечни за разрушенное в ходе боевых действий жильё, подтверждается следующими доказательствами.

Из пояснений Озниева Х.А. следует, что ему стало известно в январе 2010 г., после обращения за юридической помощью в коллегию адвокатов Чеченской Республики, о том, что квартира, принадлежащая ему на праве собственности в г. Г. по ул. К./ М., д., кв., продана Т.Я., являющейся родной сестрой Хабиляевой Т.Я. В договоре купли-продажи указанной квартиры от 1994 г. подпись от его имени подделана.

В договоре купли-продажи от 1994 г., заключённому между Озниевым Х.А. и Хабиляевой Т.Я., визуально подпись от имени Озниева Х.А. отличается от его подписи в паспорте, договоре дарения спорной квартиры.

Озниев Х.А. обратился к прокурору Чеченской Республики с заявлением о нарушении его жилищных прав со стороны гр. Хабиляевой Т.Я., против его воли составившей договор купли-продажи, который он не подписывал. В подтверждение чего представил в суд копию заявления на имя прокурора Чеченской Республики, жалобы на имя и.о. прокурора района г. Г., копию ходатайства о назначении судебной почерковедческой экспертизы, копии постановлений о возбуждении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного дела.

Озниев Х.А. также обратился в районный суд г. Г. о признании недействительным договор купли-продажи от 1994 г., заключённый между Озниевым Х.А. и Хабиляевой Т.Я.

Таким образом, субъективная сторона мнимой сделки –договора дарения в части характеризуется тем, что сделка была совершена сторонами с целью создать видимость перед третьими лицами об отсутствии жилья у Озниева Х.А.

О неисполнении договора дарения в части передачи в собственность Хабиляевой Т.Я. ½ доли в праве общей долевой собственности на жилое помещение, свидетельствуют следующие обстоятельства.

После приобретения квартиры по договору купли-продажи от 2005 г. в неё были завезены мебель и вещи для проживания Озниева Х.А., т. к. Хабиляева Т.Я. с детьми в мае 2005 г. выехала на постоянное место жительства в г. Г., забрав большую часть имущества. Мебель и вещи находятся в квартире до настоящего времени, Озниев Х.А. ими пользуется.

По согласию обоих супругов спорная квартира в 2005 г. сдана в наем семье А.К., поскольку Озниев Х.А. работал в районе и в г. Омск приезжал периодически только на непродолжительное время.

В 1 декабря 2005 г. Хабиляева Т.Я. заключила с А.К. договор найма жилого помещения . Семья А.К. проживала в квартире до июля 2008 г., о чём подтвердила Г.О., допрошенная в качестве свидетеля.

По требованию Озниева Х.А. семья Г.О. в июле 2008 г. освободила спорную квартиру, с момента освобождения квартиры до настоящего времени Озниев Х.А. проживает в квартире, зарегистрирован в ней по месту жительства с 2005 г. до настоящего времени.

Факт проживания Озниева Х.А. в спорной квартире подтвердили свидетели Г.О., Н.А.

Распоряжаясь жилым помещением, Озниев Х.А. сдаёт одну из комнат в наем для проживания, что подтвердил допрошенный в качестве свидетеля участковый отделения милиции Р.В., а также Н.А., которой вместе с её супругом Озниев Х.А. сдаёт в наем комнату в квартире.

Суд считает, что справка, выданная участковым отделения милиции Р.В. о не проживании Озниева Х.А. в кв. дома по проспекту К., не соответствует фактическим обстоятельствам, поскольку согласно пояснений Р.В. в судебном заседании, при опросе соседей узнал, что в квартире живут квартиранты, поэтому он сделал вывод, что хозяин не живёт. Кроме того, соседи сказали ему, что живут другие люди, но не знают кто. Кто конкретно живёт в квартире, мужчина или женщина, не знают.

Вместе с тем, проживание Озниева Х.А. в спорной квартире подтверждается иными доказательствами, в том числе показаниями свидетелей, Г.О. и Н.А., сомневаться в которых у суда оснований не имеется.

С момента приобретения квартиры по договору купли-продажи Озниев Х.А. несёт бремя содержания и сохранения жилого помещения, оплачивает за жильё и коммунальные услуги, в подтверждение чего представил суду квитанции по оплате на его имя за 2009 г. Пользуется Озниев Х.А. жилым помещением длительное время, с момента купли-продажи до настоящего времени, до расторжения брака Хабиляева Т.Я. требований о выселении из квартиры Озниеву Х.А. не предъявляла.

Абонентом телефонного номера в квартире с 2005 г. является Озниев Х.А., оплата за оказанные услуги связи по абонентскому номеру производилась им ежемесячно, что подтверждается информацией и выпиской из технологической программы.

Только в 2010 г. Хабиляева Т.Я. обратилась с заявлением в ЗАО УК с заявлением о внесении изменений в лицевой счёт на основании свидетельства о государственной регистрации права собственности на жилое на её имя.

Из ответа ИФНС по г. Омска следует, что начисления по налогу на имущество физических лиц за квартиру производились за 2006- 2009 г., однако налог не уплачен.

В силу ч.1 ст.167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст.180 ГК РФ).

В соответствии ст.304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Поскольку договор дарения от 2005г. в части перехода права собственности ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске от Озниева Х. А. к Хабиляевой Т. Я. является мнимым, поэтому подлежат удовлетворению исковые требования Озниева Х. А. о признании договора дарения квартиры в части недействительным.

Соответственно, является недействительной государственная регистрация перехода права собственности ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске от Озниева Х. А. к Хабиляевой Т. Я.

Поскольку сделка в части является недействительной, поэтому следует применить последствия недействительности сделки в части, возвратив в собственность Озниева Х. А. ½ долю в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру дома по проспекту К. в г. Омске.

Не имеется снований для признания недействительным договор дарения от 2005г. в части, как совершённый под влиянием обмана.

Озниев Х.А. не представил суду доказательств того, что подпись в договоре купли-продажи квартиры от 1994 г., заключённом между ним и Хабиляевой Т.Я., от его имени подделана и о чём Хабиляева Т.Я. умышленно умолчала; и что зная о данном факте, он бы не заключил договор дарения.

Представителем ответчицы Забуга Е.Е. сделано заявление о применении последствий пропуска срока исковой давности к требованиям Озниева Х. А.

Согласно ч.1 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Судом установлено, что договор дарения в части перехода права собственности ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске от Озниева Х. А. к Хабиляевой Т.Я. не был исполнен. После заключения договора дарения Озниев Х.А. и Хабиляева Т.Я. продолжали распоряжаться квартирой совместно. Озниев Х.А. от принадлежащей ему доли не отказывался, реально ею пользовался, владел и распоряжался, осуществляя правомочия собственника. Правовые последствия по мнимой сделке в части перехода в собственность Хабиляевой Т.Я. ½ доли праве общей долевой собственности на квартиру , принадлежащей Озниеву Х.А., не наступили.

Согласно ст.208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (ст.304 ГК РФ).

К требованиям Озниева Х.А, являющегося фактическим собственником ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. и владеющим данным жилым помещением, исковая давность не распространяется.

Кроме того, о нарушенном праве Озниев Х.А. узнал только в марте 2010 г., когда Хабиляева Т.Я. выставила квартиру на продажу с намерением единолично распорядиться денежными средствами от её продажи. В связи с чем, для Озниева Х.А. возникла угроза остаться без жилья.

В связи с чем, не подлежит удовлетворению заявление Забуга Е.Е. о применении к требованиям Озниева Х. А. последствий пропуска срока исковой давности.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ,



Р Е Ш И Л :


Признать недействительным договор дарения от 2005г. в части перехода права собственности ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске от Озниева Х. А. к Хабиляевой Т. Я.

Признать недействительной государственную регистрацию перехода права собственности ½ доли в праве общей долевой собственности на квартиру в доме по проспекту К. в г. Омске от Озниева Х. А. к Хабиляевой Т. Ю.

Применить последствия недействительности договора дарения от 2005г. в части.

Возвратить в собственность Озниева Х. А. ½ долю в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру дома по проспекту К. в г. Омске, общей площадью 45, 50 кв.

Решение может быть обжаловано в Омский областной суд путём подачи жалобы через Октябрьский районный суд в течение 10 дней с момента изготовления решения в окончательной форме.







Судья: подпись Н. И. Огарь



Мотивированное решение изготовлено 26.07.2010 г., не вступило в законную силу.


Вернуться к новостям